создатели

Я спрашиваю себя: чего нам больше всего не хватает в моменты одиночества? Во время длительного уединения я отчетливо уловил, что писать и получать письма, вести дневник — это крайне важно! Письма подчас оказываются откровенней любого прямого диалога. Часто, прежде чем дойти до адресата, письма сжимают десятки неизвестных рук, конверты путешествуют через разные города и страны, но хранят свои тайны в себе. Вот так шоу «Письма» воплотилось в захватывающее путешествие во времени и пространстве. Истории жизней и эмоции, выраженные в строках, мы превратили в чувственный танец — о любви, близости и вечных вопросах. И сегодня я приглашаю вас в это увлекательное путешествие вместе со мной!

Балаж Бараньяи, режиссер-постановщик

В РОЛЯХ
Основной состав:

Бараньяи Ольга, Борисенко Денис, Вебер Роман, Вечерик Ольга, Вядро Анастасия, Зорина Екатерина, Игнатьева Лилия, Карпов Николай, Карх Андрей, Крамаренко Екатерина, Липовский Сергей, Маликов Владимир, Медведев Егор, Мотов Илья, Мошечков Антон, Муравицкий Александр, Павлова Маргарита, Панаитова Вероника, Плотников Константин, Прокопьева Мария, Собачкин Дмитрий, Соколова Олеся, Федынко Артур, Шигин Семен, Шильников Алексей, Шустрова Софья.

Создатели
Вячеслав Дусмухаметов

Продюсер

Мигель
Продюсер
photo5199862544322375919
Александр Полухин

Продюсер

Балаж Бараньяи

Режиссер
Хореограф-постановщик
Ольга Бараньяи
Хореограф-постановщик
Александр Томкевич

Креативный продюсер и бренд-директор

Кирилл Степанов

Композитор

Николай Степанов

Композитор

Рустем Имамиев

Композитор

Нам доверили конверты писем, которые были отправлены в вечность. Не бойтесь открыть их и найти в строчках гениев ключи к своим переживаниям.

© Шоу-променад «Письма» 2020–2021

ОСОБНЯК на дворцовой набережной,2021

Регистрация участников на бал

Франц Кафка – патологическая тревожность, чувство вины и абсурда сделали его ключевым писателем XX века.

«Я обнаруживаю в себе только мелочность, нерешительность, зависть и ненависть к борющимся, которым я страстно желаю всех бед».

Деспотия отца взращивала в будущем гении множество комплексов и страхов. Главный — боязнь быть высмеянным, непризнанным, непонятым. 

Его тексты изобилуют словами «возможно», «кажется», «казалось бы», одно утверждение ставит под сомнение другое, создавая неустойчивые нагромождения фраз. Кафка — безумец. А любовь на расстоянии лишь усиливает его тревожность и страх. Он, подобно отцу, видит в каждом пороки и недостатки, не доверяя даже своей возлюбленной — Фелиции Бауэр. 

Джуди Гарланд – «жирная маленькая свинка» и звезда золотой эпохи Голливуда.

«В ночной тишине больше мечтаешь о нежном слове одного человека, чем об аплодисментах тысяч людей». 

Гарленд стала жертвой роскошного и вместе с тем ужасающего мира Голливуда 30-х. Уже в шесть лет она пела в музыкальной группе, где мать заставляла выступать Джуди до изнеможения. Когда ее маленькое тельце отказывало, мама давала ей амфетамин, чтобы девочка доработала до вечера. Так она получила наркотическую зависимость, став старше — алкогольную. Но самой сильной стала зависимость от творчества и сцены, признания и аплодисментов. 

В 15 лет — первая номинация на «Оскар», в 28 — вторая попытка суицида, за всю жизнь — пять браков без любви. У Джуди было множество мужчин, но она так и не встретила «того самого», который смог бы вытащить артистку из эмоциональной ямы. О нем — сильном и любящем — рассказывает Джуди в своем альбоме «Письма».

Мата Хари – супершпионка, соблазнительница, несчастная женщина.

«Я никогда не умела танцевать. А если люди и приходили на мои выступления, то этим я обязана только тому, что первой отважилась предстать перед ними без одежды».

Мата Хари — неотразимая соблазнительница, что легко входила в доверие к наделенным властью мужчинам и добывала от них сверхсекретную информацию. Однако жадность и тяга к роскоши ее погубили: шпионка запросила слишком высокую цену за свои услуги. 

Семь месяцев подряд в тюремной камере ей твердили, что именно сегодня — день казни, но надежда на оправдательный приговор не покидала Мату Хари. Когда же тот роковой день настал, у шпионки было лишь одно желание: отправить ответное письмо молодому русскому офицеру. Кажется, она впервые влюбилась по-настоящему и поверила, что одиночество не вечная пытка. Но карательный процесс французской системы уже было не остановить. 

Поль Верлен
и Артюр Рембо.

«Нет более богов, стал богом человек, 

Но без любви сей бог — калека из калек». 

Любовную связь двух поэтов называют страстной, губительной, «неправильной». Поль Верлен — человек тонкой душевной организации, легко поддавался чужому влиянию, Рембо — юный гениальный негодяй. 

Социальные рамки, постоянная борьба рационального и чувственного, расстояние — между двумя гениями было много барьеров. Но ни один не смог разрушить их душевную связь. 

Их роман продлился около двух лет и закончился в жарком пьяном споре, когда Верлен направил на Рембо пистолет.

федор достоевский

Федор Достоевский – классик русской литературы, лучший романист мирового значения.

«…много раз швыряла меня жизнь туда и сюда и изумляла иногда своими вариациями…» 

Писатель всегда искал укрытие: на каторге, в азартных играх, в женщинах, в творчестве, которое и стало самым надежным спасителем от непонимающего мира. 

От чего прятался классик? От чувства вины, что преследовало его постоянно. Достоевский брал взаймы чуть ли не у всех, кого знал, однако перед женой Анной Сниткиной испытывал особое чувство долга. Любимая женщина писателя беспрекословно отсылала ему деньги, письма поддержки, веря в талант и гений Достоевского. Однако он лишь все глубже проваливался в зависимости. 

Фрида Кало – воплощение праздности бытия и искусства страдания.

«Жизнь настаивает на том, чтобы быть моим другом, а судьба — моим врагом».

Вся жизнь мексиканской художницы Фpиды Kaлο наполнена физическими и душевными муками. Однако именно проверки на прочность судьбой и болезненные отношения — источники вдохновения для откровенного, эпатажного и автобиографичного творчества Фриды. 

В ее жизни было две аварии: первая — автокатастрофа — искалечила юную Фриду физически, вторая — встреча с Диего Ривера, ставшим ее мужем, — истерзала морально. Привязанность художницы была настолько болезненной, что даже открытые измены Диего не могли остановить безумную любовь и тягу Фриды к нему.